02:24 

Подарок для Taro Amoretti. "Не знает только ленивый", слэш, G

Shingeki Secret Santa
Подарок для profileTaro Amoretti

Название: Не знает только ленивый
Переводчик: Анонимный Санта
Оригинал: tanyart, Almost Everyone Else
Разрешение на перевод: запрос отправлен
Размер: мини, 1230 слов
Пейринг/Персонажи: Райнер Браун/(\)Бертольд Гувер, Жан Кирштайн, Эрен Йегер, Конни Спрингер
Категория: слэш
Жанр: романс
Рейтинг: G
Саммари: Конни порой не замечает того, что происходит у него прямо под носом.

Очень долгое время никто не решался высказаться по поводу того, что иногда Райнер и Бертольд задерживались после тренировки, возвращаясь в казармы позже остальных. Поначалу Жан был уверен, что причиной таких опозданий являются полуночные тренировки либо кропотливая учеба. С другой стороны, это не могло оправдать поднятый даже в теплую погоду воротник Райнера, равно как и постоянные попытки Бертольда одернуть рукава рубашки, чтобы скрыть запястья. Как ни крути, но попытки спрятать от чужих взглядов шею сзади, в то время как любой желающий мог бы заметить ярко-красные неровные пятна прямо на горле спереди, а также неуклюжие попытки вытянуть манжеты рукавов, чтобы прикрыть следы укусов на запястьях (что лишь усугубляло ситуацию: ткань рубашки натягивалась и демонстрировала царапины на плечах) — все это казалось просто абсурдным, и объяснение этому могло быть только одно.

Ко всему прочему, эти отчаянные старания Бертольда выглядели одновременно и милыми, и жалкими, ведь все без исключения в корпусе знали, что рукава его рубашки никогда не доставали до запястий — он рос слишком быстро, и его одежда становилась мала задолго до того, как наступало время получать новую форму.

Да и дело было не только в одежде. Иногда Жан случайно замечал румянец на лице Райнера, причем Бертольд при этом выглядел намного оживленнее, нежели обычно. А эти многозначительные взгляды?.. Не говоря уже о том, как они отвратительно краснеют после таких вот переглядываний. Жан был далеко не идиот, собственно, как и все в их казарме.

Ну, почти все.

В итоге настал тот час, когда их общему молчаливому соглашению не замечать происходящее между Райнером и Бертольдом пришел конец. Звали провокатора Конни, хотя обвинять его в чем-либо было трудно, ибо он действительно не имел ни малейшего понятия о том, что между этими двумя вообще что-то происходит.

— Ух ты, Райнер с Бертольдом так много тренируются, — сказал он однажды, поднимая взгляд на только что вошедших в их общую спальню Райнера и Бертольда. — Они всегда задерживаются допоздна. Надеюсь, они не переусердствуют со своими занятиями.

Врожденное чувство самосохранения обычно предостерегало Жана от любых комментариев по этому поводу, но на этот раз он просто физически не смог удержаться. На лице Райнера появилась дурацкая ухмылка, ну а Бертольду не пришло в голову ничего лучше, чем молча забраться на койку Райнера и спокойно улечься там с выражением абсолютной гармонии с окружающим миром. Поведение было настолько очевидным, что говорило само за себя.

— Ты это сейчас серьезно? — прошипел Жан, стараясь не повышать голос. Он захлопнул свою книгу и продолжил: — Если под словом «тренировки» ты подразумеваешь «зажиматься за казармами каждый божий день после ужина», то, да, несомненно, ты прав. Они определенно слишком усердно тренируются.

— Что?

До Эрена, прямого как шпала, и то дошло намного быстрее. Он выпрямился на своей койке, тоже забросив свое чтение.

— Он имеет в виду, что они, вроде как, встречаются. Ну, знаешь, поцелуи там, и все такое…

— Готов поклясться, поцелуями они не ограничились, — пробубнил Жан.

— Ты про секс? — спросил Конни.

Какое облегчение, что хотя бы это не было необходимости ему объяснять. Конни круглыми от удивления глазами уставился на Райнера и Бертольда, разглядывая их так, словно видит впервые.

– О, — вырвалось из его открытого рта.

В этот момент на другом конце комнаты у противоположной стены Райнер не нашел лучшего времени, чтобы переодеться. В этом, конечно, не было ничего уличающего их вину, кроме того, что Бертольд при этом заворочался на койке, выбирая лучший угол обзора, и начал бесстыдно пялиться на представившееся ему зрелище. Жану сразу захотелось сходить за какой-нибудь занавеской, чтобы оградить этих двоих и сохранить хотя бы подобие приличия.

— Интересно, как они делают это? — протянул Конни с любопытством в голосе.

— Ты точно уверен, что хочешь знать? — мрачно поинтересовался Эрен и тут же выпрямился, с опаской глядя на Конни, сложившего ладони в рупор вокруг рта.

— Эй, Бертольд!, — прокричал Конни на всю комнату, прежде чем кто-либо успел его остановить. — Кто ведет? Ты или Райнер?
Бертольд перевел на них взгляд.

— Райнер, — тут же откровенно ответил Бертольд — настолько неожиданно, что удушающий захват Жана на шее Конни ослаб, и он бухнулся на пол.

В казарме повисла напряженная тишина — частично по вине того, что Жану требовалось некоторое время, чтобы восстановить равновесие после встречи с полом. Бертольд возвышался на койке Райнера, выглядя так, будто ему не по себе.

— М? А чему вы так удивляетесь? — спросил Бертольд, нахмурив брови в замешательстве. — По оценкам Райнер опережает меня. Хотя Микаса все равно нас обоих обошла.

— Э… — тактично выдавил из себя Эрен, раз никто из присутствующих не решался на более достойный ответ.

— Но если ты интересуешься, кто из нас ведет в кровати, — буднично добавил Райнер, — то это Берт.

А потом произошло невероятное. Жан никогда за все их время знакомства не видел, чтобы Бертольд проявлял и тени агрессии вне границ поля для спарринга, а тут обычно тихий и молчаливый парень во всеуслышание заявляет: «Заткнись». Не удивительно, что после его слов всех как громом поразило, хоть и сказаны они были мягким голосом, да и тон был больше вопросительным, нежели командным. Бертольд тут же пристыженно замолчал, но его нерешительный выпад уже успел произвести нужный эффект.

— Ха-хах! Если что, это шутка была, — предупредил Райнер, правда, не слишком убедительно. — Да и вообще, вы-то, детишки, откуда знаете о том, что это такое? Вам же от силы лет по десять.

— Вообще-то, четырнадцать, — отрезал Жан. — Здесь только ты не выглядишь на свой возраст.

— Да, я в курсе, спасибо. Все благодаря моей привлекательной мужественной внешности, — согласился Райнер, и при этом у него даже хватило наглости забраться на койку, улечься рядом с Бертольдом и закинуть на него руку поперек тела. Хотя это было больше похоже на захват, чтобы тот не сбежал.

— Да ладно, ты, должно быть, шутишь! — воскликнул Жан. — Даже Франц с Ханной ведут себя осмотрительнее, нежели вы!

Райнер в ответ покраснел, но это не остановило его от попытки прижать Бертольда к своей груди посильнее — к явному несогласию Бертольда, вяло протестующему против «вражеского» захвата.

- Не вижу никакого смысла скрывать то, что всем и так уже известно. Берт, скажи, я прав?

— М-м-м… — неопределенно хмыкнул Бертольд, стараясь отстраниться и извиниться одновременно. — Извините. Я не хотел никого смущать… — после чего с удрученным видом пополз в сторону своей собственной койки.

— Спасибо, — с нажимом ответил Жан, и раз уж он был склонен вести себя как бессердечный ублюдок, то сейчас этому хотя бы было оправдание: Бертольд по-прежнему держал Райнера за руку, наглядно демонстрируя это всем желающим, и недвусмысленно поглядывал на Эрена, который до сих пор не отпустил его собственную, Жана, руку. Эрен схватил ее, когда Жан свалился с кровати, а тот так и не придумал, как на это реагировать.

— Что?

— Мне кажется, ты просто завидуешь, — ответил Эрен. Даже если Жану не послышалась обида в его голосе, он все равно предпочел сделать вид, что ничего не заметил – но только потому, что Конни все еще был рядом, ведь предугадать, что тот мог выкинуть в следующий момент было сложно .

— Эй… — начал Конни.

Жан выдернул руку из ладони Эрена, который тут же понял намек и убрался на свою собственную койку – рядом с Армином и Марко. Каждый из них был сосредоточен на своем учебнике в сраную кучу раз лучше, нежели все остальные из присутствующих в этой комнате.

— Ну что еще, Конни? – ответил Жан намного резче, нежели собирался.

— Ого, остынь! Я просто хотел спросить про графики на этой странице.

Наверное, даже не стоит заикаться, каких немалых усилий Жану стоило убедить самого себя, что он счастлив до безумия получить книгой в лицо, что он ни капли не завидует ни всяким там поцелуям, ни тому, как некоторые держатся за руки, и, естественно, он совершенно не завидует, как кто-то там тискается по углам.

— Да, точно. Графики, – пробубнил Жан и раскрыл книгу на нужной странице, грустно вздохнув.

@темы: фик, исполнения, Бертольд/Райнер, Shingeki Secret Santa 2015, G

URL
Комментарии
2015-12-30 в 13:47 

Taro Amoretti
"Сейчас бы сто грамм и в фольштендиг..." (с) Эс Нодт
Большое спасибо уважаемому Санте) Райберты были внезапны и очень милы) :heart:

   

Shingeki Secret Santa

главная